Убрать паруса

Опубликовано 27 мартa 2012
Убрать паруса

Убрать паруса!? 

       -Стоять! Убрать паруса ! Кто такие? Откуда и куда идёте? Почему не выходите на связь? Документы!

 Паруса мы убирать не стали, а встали в дрейф. К нам подошёл небольшой ПСКр (пограничный сторожевой корабль). Волна около трёх баллов. Экипаж яхты руками удерживает от повреждений борт и леера нашего четвертьтонника. Командир спустился к нам для проверки документов и составления проколов.

Всего несколько часов назад была «закрыта» граница в Сочи. И после радиообмена с диспетчерами «Висла» покинула порт и стала лавировать на

северо-запад.

         Добираться до Босфора можно разными путями. И самый короткий из них – это путь по 44-ой параллели, а после Крыма по дуге к  проливу. Время

при этом составляет пять-шесть суток для такого судна, как наш Конрад- 25РТ. Ветры здесь северные, удобные,  и попутное генеральное течение. На

пути к этой параллели, в 11-ти милях от берега нас и задержали.

         Протоколов было много. Капитан 3-го ранга часто звонил по мобильному телефону в Новороссийск, прежде чем сформулировать то или иное выражение. Среди задаваемых вопросов были и удивительные: количества пресной воды, топлива, продуктов  питания.…Создавалось впечатление, что при обнаружении их недостатка, ФСБ пополнит его из своих запасов.

         - Почему не отвечали на радиовызовы?

         - Кто-то нечаянно зацепил провод питания рации, и он выпал из розетки. А я этого не заметил.

         - Почему не следовали рекомендованным курсом, а значительно отклонялись от него в разные стороны?

         - Шли в бейдевинд. Против ветра. К берегу и не думали подходить.

Тускнеет освещение в каюте, садятся аккумуляторы. Волна растёт. Удерживать яхту от повреждений становится всё труднее. Приказываю

отойти от  катера и дрейфовать в стороне от него.

         - Вы оштрафованы на 500 рублей. Оплата в любом банке в течении месяца.

         - Да, но мы уходим на более долгий срок.

         - А как же тогда Вы сможете оплатить?

         - Могу оплатить сейчас наличными.

         - Что я, похож на гаишника?

         - Тогда придётся повременить с оплатой. Кстати, волна уже балла четыре. Вам трудно будет пересесть на своё судно.

         - Ладно! Вы тоже поймите нас: только заходим в Сочи после дежурства, а нас посылают в погоню за нарушителем в район Лазаревского!

Девочки, которые дежурят на заставах, усмотрели в Ваших действиях стремление  подойти к берегу, а это нарушение пограничного режима.

         После нескольких неудачных подходов удалось, наконец, избавиться от  капитана 3-го ранга. Семь футов ему под киль!

         - Как Вас зовут?

         - Славик!- ответил командир.

         Его подхватили матросы. При этом на «Висле» был погнут  носовой релинг. Позже, когда мы попали в грозовой шквал, была обнаружена течь

в форпике.

         На эту операцию ушло около трёх часов плюс нервотрёпка. Неужели нельзя как-то иначе? И не слишком ли  дорого обходится стране такая

плотная опека?

Невольно вспоминаешь другие берега. Когда впервые мы вошли в Варну, я не разрешил покидать судно, поднял «Québec» и ждал пограничников с

таможенниками. Вдруг появился весёлый человек в спортивной одежде и сказал, улыбаясь, что он и есть пограничник и таможенник. Что ему от нас

ничего не нужно, а если что-то необходимо нам, то он – к нашим услугам.

Экипаж был поражён! Я попросил сделать отметку о приходе в паспортах и в судовой роли. Он достал из портфеля печать и сделал всё,  не задавая

вопросов. Чудеса!

         Слава Богу! Мы уже можем сравнивать и критически относится к тому, что без разрешения нельзя спустить на воду лодку, что удаление от

базы-стоянки должно быть не более 2-х миль, что нельзя совершать морские прогулки в ночное время, что на плавсредствах надо рисовать чёрно-белый

круг, что даже швертботы за 3-х метровым забором должны замыкаться на цепь, приваренную к забетонированной трубе диаметром 150(!)мм и высотой

600мм! Перечень запретов, ограничений и требований подобного типа можно и продолжить. Так кому же принадлежит море?

         Летом 2011 года экипаж «Вислы» готовился совершить плавание на север Адриатики. «Щас»! Сказали в ГИМСе. Вам надо зарегистрировать

судно у нас и получить удостоверение на право управления маломерным судном. Предупредили, что такие дела быстро не делаются. А моё

свидетельство яхтенного капитана уже вне закона.

         Обидно! Мною пройдено более 10 тысяч миль. Первый диплом яхтенного капитана за №44 мне вручил Совет капитанов Туапсинского порта

в 1976 году после серьёзного экзамена! И всё это кто-то перечеркнул одним махом!

         Пришлось ждать и надеяться на шустрость нашего ГИМСа. Но почему бы не дать на переходный период какой-то срок, который сгладил бы эти неудобства?

         Капитану Сочинского порта было категорически запрещено выпускать за рубеж тех, кто не имеет новых документов. А он решил  вообще не выпускать парусные суда.

         Для закрытия границы пошли в Новороссийск. И там потеряли пять дней и 17000 рублей, которые выплатили агентству за оформление таможенных деклараций. А на обратном пути – ещё 13000 р. пришлось выложить уже Сочинским агентам!

         Мне можно и возразить: дескать, сам нашёл стороннюю организацию, которая за плату помогает тупым клиентам заполнять бланки. К таможне она

не имеет ни какого отношения. Всё верно. Можно заполнить бланки и самому. Однако, всё устроено так, что альтернативный вариант будет весьма

продолжительным. Об этом кое-кто обязательно позаботится.

В Сочи, уже после того, как были оформлены и оплачены все документы, косо посмотрел на доверенность один чиновник.

         - Где договор, на основании которого выдана доверенность на управление судном? Без него я не могу открыть границу.

         - В перечне необходимых документов такой договор не значится. И сейчас, когда судно уже находится в России, это требование лишнее. Мы

стоим у стенки более трёх часов, погода портится. Нам нужно ещё добраться до Адлера и поднять лодку на берег!

         На причале нет ни одного судна, кроме нашей «Вислы». Чиновник уходит куда-то минут на 70. И что он тянет резину?

Я стал повышать тон. Он опять ушёл минут на 40. Вернулся, достал из кармана печатку, стукнул по бумажке,  отдал её мне и исчез, не сказав ни

слова.

          Отдали концы. Настроение отвратительное. Казалось, что сама Родина  неохотно открыла перед нами свою границу. Но, в то же время, успокаивало

то, что и отпускала нас тоже не очень охотно.

         За то, как легко и вольно дышится в промежутке между этими процедурами!

         Почему-то вспомнился  случай, происшедший в1999 году. Проходя на запад мимо Синопа, ошвартовались мы у одинокого пирса, который имел

удобное для нас причальное сооружение. Остановились, чтобы купить продукты питания. Только закончили швартовку, к нам подошёл турок и на

русском языке сказал, что это официальный пирс, где проводятся таможенные процедуры и взимается сбор. Вам лучше найти другое место, где к судну

не будут предъявлять никаких требований.

         - Как-то неудобно уходить,- говорю ему,- мы так хорошо ошвартованы!

Нам только в магазин минут на 30-40.

         -Вы капитан? Пройдёмте со мной.

         В корне пирса, в небольшом помещении находились двое полицейских и, вероятно, таможенник. Мой сопровождающий объяснил им ситуацию, и

они стали оживлённо переговариваться. Говорили о том, как помочь нам и сохранить «честь мундира»! Удивительно!

         Пришли к тому, что один из экипажа пойдёт в магазин в сопровождении полицейского, купит всё необходимое и «Висла» отойдёт от

причала. Так и  сделали. И когда мы отдавали  концы, они вышли проводить нас, желая счастливого плавания.

         Такое поведение должностных лиц никак не вписывается в нашу российскую действительность. Придёшь, бывало, к родным берегам

усталым, а тебя гонят из порта: ждите мол, когда вызовут. А море, хоть и не штормит, но стоять на якоре не очень приятно. Поэтому диалог с властями

всегда жёсткий и всегда в их пользу. Нет у нас зубастой организации, которая могла бы защитить нас хотя бы от хамства и хапужничества. А та,

что существует, не внушает надежды.

         В одну из встреч в турецкой  Амасре  со знакомым моряком, я спросил его, сколько он платит за стоянку своего катера.

         - Кому платить? Этот порт принадлежит нашему городу, а я здесь живу.

Такой же ответ на такой же вопрос я получил и в этом году  от рыбака в городе Гёрзе, что на востоке Синопского залива.

         Наполняешься белой завистью к туркам, мысленно проводя параллели.

А если ещё учесть, что и отход и приход ( днём и ночью) можно совершать по своему хотению на любое удаление в любую сторону, то думаешь: а не

принять ли ислам?

         Их рыболовные траулеры (очень опрятные и красивые) ходят к нашим берегам, под Керченский пролив, за камбалой и боятся только наших

пограничников, а не своих. Турки владеют своими морями в прямом, а не в переносном смысле. У них есть всё для этого: и гавани, и суда, и свобода

плавания.

         Обидно, когда в хорошую погоду нельзя провести парусные соревнования или тренировку. Мальчишки, бывало, чуть не плачут! Выход

в море они ждут с большим нетерпением. Но нельзя. Море закрыто! Отход запрещён!

В двух милях от берега, под  глиссадой (линией снижения самолёта к посадочной полосе) уже стоит на якоре ПСКр. Летит кто-то очень важный,

которому грозит большая опасность! Особенно с моря! Особенно от швертботов «Кадет»!

         Приходится успокаивать ребят, говорить им, что всё это делается для их безопасности, ведь очень большая вероятность, что самолёт могут сбить,

а вы можете оказаться под его обломками.

         Что-то всё-таки не так в нашем королевстве!

         Вроде бы все за развитие физической культуры и спорта, за здоровое молодое поколение….А в действительности?

         Были у нас Адлере два хороших стадиона, на которых можно было любому в любой момент сделать физзарядку, пробежку, побегать с мячом

со своими детьми. Дворовые команды, спортивные секции предприятий и школ выясняли там свои отношения. Кипела спортивная жизнь! Всё шло

в правильном направлении.

         Сейчас один стадион закрыт непроницаемым забором (частная собственность!), другой стал строительной площадкой: строится что-то

большое, торговое.

         Конечно, где-то что-то спортивное и строится, но это уже не для всех.

         К примеру, наш Парусный спорт. клуб «Авиатор» действует уже более сорока лет. Сначала, как парусная секция аэропорта, а после «перестройки»

секция стала клубом. Концы с концами сводим с помощью членских взносов, но марку держим: детская парусная секция существует, обучение

бесплатное.

Плохо то, что никто не может нам помочь узаконить земельный участок, занимаемый нашим клубом. На нас  постоянно пикируют «рыцари» купли-

продажи!

         Мы, как во вражеском окружении, держимся и ждём, когда же подойдут свои.

         На кого уповать? На Федерацию парусного спорта? На двух из ларца, одинаковых с лица? Или на какую-либо политическую группу?

         Проблема!

         Мы (Россияне) уже увлекались теннисом, горными лыжами, бадминтоном. Может быть, пора всерьёз заняться парусом?

         Логично было бы надеяться на помощь ФПС, но что-то мешает… Возможно точка зрения Анны Героевой! (Журнал КиЯ №5, стр. 113)

         Духом мы не падаем! И даже предполагаемому концу Света противопоставили свой план спортивной работы: с тренировками, гонками

и походами!

         Море-то зовёт! Как ни крути.

 

 

 

Адлер. Декабрь 2011 года                                                         В. Сарахатунов

Публикацию разместил(а): Юлия Набережная

Категории этой публикации