ТАЙНЫ ГОРЫ САХАРНОЙ

Published at 04 August 2022
ТАЙНЫ ГОРЫ САХАРНОЙ

Гора Сахарная, на которую так любят забираться местные жители, с давних времен была окутана тайнами. Даже сегодня мы сталкиваемся с аномалиями этой таинственной горы: то стрелки часов на ее верхушке начинают идти в обратную сторону, то странные атмосферные явления пугают путников. 

Гора очень своеобразна – вздымается своим хребтом над окружающей местностью, напоминая доисторическое животное, прилегшее отдохнуть посреди горного ландшафта.

Местные туристы очень любят эту гору, часто совершая восхождения на нее. Неудивительно! Ведь с макушки горы открывается прекрасный вид на все побережье Сочи и на горы Фишт-Оштенского массива Адыгеи.

Лагерь у подножия Сахарной иногда бывает так заставлен палатками, что размещение начинается прямо от магистральной тропы. Все дружно топают к маленькому родничку, разжигают костры, варят супы.

 

Странные атмосферные явления время от времени возникают у горы, распространяясь как бы в сфере ее влияния. Не раз и не два старожилы наблюдали образование грозового фронта, ограниченного горой Сахарной – хребтом Ушхо – хребтом Алек – хребтом Прохладным, но не выходящего за пределы родника на Ажекской тропе, как будто причиной этого атмосферного явления служило что-то именно на обозначенной территории. 

Один из случаев рассказывал дежурный смотритель экопоселения Ажек, чудом оставшийся в живых, как он сам утверждал, после появления странного тумана, встречу с которым ему пришлось пережить.

 

В один из прохладных осенних дней, когда в большом двухэтажном срубе экопоселения уже была установлена печь, вышел дежурный во двор и увидел вроде бы обычную картину: туман, поднимающийся над рекой Сочи. Приглядевшись, дежурный понял, что туман сползает с хребта Алек прямо в реку, постепенно наполняя каньон молочным паром, который потихоньку поднимается стеной над рекой. И когда стена тумана выросла до невероятных размеров, в голове дежурного вспыхнуло – опасность! Он бросился в сруб. Стена тумана упала плашмя на экопоселение. Дежурный практически потерял сознание.

Через пару часов он выбрался наружу, туман исчез. 

В пятистах метрах от экопоселения расположены жилые домики – остатки старого села Ажек, в одном из которых жил егерь. По утверждениям дежурного, егерь сказал, что во время падения тумана у его собаки потекла кровь из ушей.

В это самое время, по свидетельству, группа сотрудников МЧС (а некоторое время назад в экопоселении располагался один из их постов) спускалась с горы Сахарной и видела падение стены тумана, сверху которой крутились огненные протуберанцы.

Можно было бы принимать это за байки, но дежурный нам хорошо знаком.

 

Несколько лет назад два исследователя Горного Причерноморья поздней осенью отправились в верховья реки Ажек в попытке описать бассейн реки. На обратном пути они также застали изменение погоды, выразившееся в образовании спиралевидно закрученной облачности над вышеописанной территорией, обратив внимание, что вокруг завихрения небо чистое. 

Явление сопровождалось сильным физическим влиянием на исследователей: им стало трудно идти, резко иссякли все силы, появилось ощущение, что как будто что-то высасывает из них крепость. С большим трудом, часто отдыхая, они выбрались за границу страшного явления – расположившись у родника на Ажекской тропе, где влияние аномалии исчезло.

 

Не зря территория вокруг горы Сахарной окутана аурой таинственности: странные пещеры под второй ее вершиной, дикие места хребта Сабля, обочин тропы по хребту Ажек, спрятанные от глаз обычного человека ручьи и водопады, старый составной дольмен.

Кто знает, какие секреты хранит гора на самом деле?

 

  


Каюм и Поной

 

С другой стороны горы Сахарной, там, где к хребту Будунуко примыкает хребет Сабля, спрятался старый охотничий балаган, найти который совсем непросто. Когда-то в тех местах жил охотник Каюм, сильный и смелый человек.

С противоположной стороны горы, на поляне перед большим дольменом у хребта А-же, обосновался старик Поной, хитрый шаман, охранявший священный дольмен и приносивший жертвы старым языческим богам его отцов.

Проведал как-то Поной об удачах охотника Каюма, о его метком глазе и быстрых ногах, о множестве убитых им оленях и теплом жилище, и возревновал старый шаман. За охрану дольмена ему приносили еду жители поселка у реки Уушхи и иногда вознаграждали его куском копченого мяса. А когда наступали зимние холода, Поною приходилось самому собирать хворост для очага в его жилище – в ветхий домик с прокопченными стенами и щелями в углах.


Решил шаман, что Каюм должен служить ему, и задумал Поной обратиться за помощью к духу горы Шралдацы, духу могущественному и корыстолюбивому.

У Поноя  было чем одарить духа. Еще во времена его деда у реки Уушхи был найден большой драгоценный желтый слиток, который высоко ценился на равнинах у большой воды. Этот слиток Поной и решил преподнести в дар Шралдацы для решения своего вопроса.


Шралдацы жил в одном из гротов горы под второй ее вершиной. В те времена гора еще сильнее чем сегодня была покрыта лесом и зарослями желтого рододендрона, а в прилегающей к ней местности водились большие хищные кошки, могущие ударом лапы убить медведя. Но шаман не боялся, веря в могущество языческих богов.

Рано утром, принеся очередную жертву богам, Поной снарядился и пошел на гору. Труден был путь: воду и еду приходилось нести с собой, лесная чаща окружала гору, у великого подъема к вершине бродили дикие кабаны. Только к вечеру удалось Поною добраться до первой вершины. Шаман разложил еду и высек огонь. Согревшись у костра, он прилег, но заснуть не мог. Лес на горе как будто ожил: заухали совы, закричали лесные птицы, запищали мыши, захрюкали кабаны. Поной стал молиться своим богам, но страх брал свое.

Вдруг из леса раздалось страшное рычанье.

- Умру я, - подумал шаман. – Это большая кошка Адцы. Она вышла на охоту.

Мысли заметались в мозгу шамана, а тело сковал страх. Кусты впереди стали шевелиться, и Поной увидел два светящихся желтых глаза.

- О боги! – вскричал шаман внутри себя. И тут желтые глаза прыгнули на него…

Луч солнца коснулся лица Поноя, и шаман открыл один глаз. Вокруг была вполне узнаваемая местность вершины горы, весело трещали ветки в костре, а у костра сидел охотник Каюм, вращая насаженный на палку кусок мяса над костром.

- Вставай, шаман! – миролюбиво сказал охотник. – есть пора!

Поной повернул голову в другую сторону и закричал от ужаса – прямо перед ним оказалась ужасная морда большой кошки Адцы.

- Успокойся, старик, - проговорил охотник, - она мертва. Я убил ее, когда она бросилась на тебя.

Шаман медленно вспоминал вчерашние события. Вот, он у старого каменного дома-дольмена, вот он, не спеша, поднимается в гору, а вот раскладывает костер. И вот, эти страшные глаза!

Шаман с трудом поднялся, отряхнул одежду, распрямился до конца и… слегка поклонился Каюму.

Все, кто знал старого шамана, увидев это, были бы весьма изумлены. Шаман кланялся только своим богам.

- Надеюсь, шаман, ты не будешь возражать, если я заберу эту кошку себе? – хитро спросил Каюм. – А часть ее мяса я тебе уже отрезал, - охотник показал на сверток у костра.

- А чего тебя понесло на гору? – спросил охотник.

- Так. – неопределенно отмахнулся Поной.

Подкрепившись, шаман, собрав свои пожитки, ушел обратно к своему стойбищу, а Каюм потащил свою поклажу к себе.

Говорят, что шаман совсем разочаровался в своих богах и ушел через некоторое время вниз в долины, а Каюм продолжал охотиться и радоваться жизни.


 

Река Ажек хороша известна жителям города Сочи в первую очередь своими водопадами, один из которых расположен прямо на Ажекской тропе под деревянным мостиком переправы. От экопоселения энтузиастами проложена тропа к красивейшему каньону с двумя большими водопадами – Географическому и Шевалье, падающими с высоких уступов главного истока и левого притока.

Ниже них в практически закрытом скальном амфитеатре живет таинственный водопад Мозговитый с верным стражем, хорошо видимым в дневное время справа от водопада.

Бассейн реки вне его водной части покрыт густым лесом со свисающими лианами и рощами самшита, создающим впечатление пребывания в сказке. Кажется, что сейчас из-под корней дерева выберется, отряхиваясь, бородатый гном и потопает по лесной тропинке куда-то вглубь леса. Или разумный лесной зверь пробежит мимо, не забыв поздороваться, спеша на званый ужин к правителю этих мест. И лишь лай собаки в экопоселении напоминает о том, что цивилизация где-то рядом, за поворотом тропы.

 

Однажды, спускаясь от экопоселения Ажек к водопадам, мы – четверо друзей – решили присесть у небольшого ручья перекусить. Развели малюсенький костерок, поставили кастрюльку с водой для чая и приступили к трапезе. 

Вдруг услышали невдалеке лай собаки. Подумали, что кто-то вышел с собакой погулять.  Лай повторился и стал приближаться к нам. Вдруг из-за поворота прямо на нас выскочил шакал. Мокрый мех свидетельствовал о том, что животное прикладывает усилие. Шакал в удивлении повернул к нам голову и, замедлившись, но все же продолжая бежать, с интересом рассматривал неожиданных встречных. Опомнившись, прибавил ходу и, легко взбежав на склон горы справа от нас, скрылся в лесу. Еще через минуту мы опять услышали лай и увидели обладателя громкого голоса – охотничьего пса, пытающегося в миру скромных своих сил догнать вспотевшего рыжего. Пес тоже удивился и, унюхав нужных запах, стал с трудом взбираться на гору.

Посмеявшись над забавной парочкой, мы продолжили трапезу, лишь предположив в шутку, что может быть этот рыжий шакал решил заманить пса в ловушку.  

 

 

Трусливый шакал

 

В те давние времена, когда люди еще дружили с животными, и рысь с леопардом не нападали на человека, жил в горах небольшой рыжий шакал. Шакал был невысок ростом и не мог защитить себя от сильных зверей: кабана, рыси, леопарда, медведя или большого рогатого оленя. Питался он обычно объедками со стола других хищников, иногда позволяя себе нападать на небольших птиц и вылавливать лягушек из водоемов. Шакал был труслив, и все звери так и звали его «трусливый шакал».

Бродил он по лесу обычно в сумерках или ночью, пытаясь отыскать себе пищу и вздрагивая от каждого шороха. Жилось ему несладко, тяжелые времена не часто прерывались сытым достатком.


Однажды перебежал он дорогу кабану-секачу с огромными клыками и свирепым нравом. Трусливый шакал случайно натолкнулся на его полосатых детишек, а серо-черный их папашка подумал совсем не то. Пришлось трусливому шакалу спасаться бегством.

Некоторые думают, что кабаны медлительны, видя изредка в деревнях их домашних сородичей. Однако, лесной секач может догнать быстро бегущего человека за несколько секунд. И шакалу пришлось сильно постараться, чтобы избегнуть участи тех, кто однажды не понравился мохнатому отцу семейства любителей желудей и буковых орешков.


Шакал бежал из последних сил, пытаясь уйти от погони, и случайно заскочил в большую пещеру под белой скалой,  и спрятался за большой камень. Разъяренный кабан, влетев в пещеру, остановился, громко хрюкая, выискивая взглядом место укрытия шакала.

- Все! – подумал рыжий, - если он меня увидит, бежать будет некуда.

Вдруг он услышал страшное рычание, идущее из глубины пещеры. Услышал звук и кабан. Рычание нарастало и постепенно заполнило собою всю пещеру. Ужас сковал шакала. Кабан тоже замер.

Два желтых глаза зажглись прямо рядом с камнем, за которым прятался шакал.  Тяжелое дыхание почти коснулось прячущегося.

- Большая пятнистая кошка! – обреченно подумал трусливый шакал и приготовился к смерти.

- Как посмел ты, ничтожный кабан, прийти в мои владения?! – раздался устрашающий рев.

Кабан стоял ни жив, ни мертв.

- Или ты решил принести себя в жертву? – надрывался голос.

У кабана подкосились ноги.

- Я принимаю твою жертву! Так умри же, несчастный! -  загремел голос на всю пещеру, и кабан завалился набок.


Вдруг кто-то ткнул шакала в бок:

- Иди, посмотри на этого, похоже, что он окочурился.

Трусливый шакал открыл глаза (потому что закрыл их сразу, как услышал страшный голос). Перед ним стоял старый тощий леопард с вылезшей местами шерстью.

- Чего стоишь? Иди смотри! – сказал леопард шакалу.

Шакал на негнущихся лапах побрел к кабану. Кабан лежал на боку и не дышал.

- Похоже, он просто умер от страха. – Понял шакал.

- Прекрасная добыча! – Заметил подошедший леопард. - Несколько дней мы будем сыты, а потом ты – он ткнул лапой в застывшего шакала, - еще приведешь ко мне в пещеру кого-нибудь. Я стар и не могу охотиться, но в этой пещере, где меня скрывает темнота, звук моего голоса усиливается, и страх сам доделывает дело.


С тех пор трусливый шакал стал заманивать в пещеру кабанов и больших оленей, где тех поджидал старый леопард. Шакал от хорошей пищи окреп и осмелел. Вскоре звери в горах стали поговаривать о том, что шакал заключил договор с духом белой горы, которую охраняет страшное чудище, пожирающее врагов шакала.

Звери решили, что для умилостивления духа необходимо приносить ему жертвы. С тех пор медведи, рыси и другие животные стали отдавать часть своей добычи или найденного шакалу, чтобы он умилостивлял страшное чудище духа белой горы, и никто так и не вспомнил, что у больших пятнистых кошек был исстари обычай уходить, состарившись, в пещеры и там умирать в забвении.




                                                      (Из книги Геннадия Поплавского и Дмитрия Иванцова

                                «Легенды и были Сочинского Причерноморья. Современная версия»)